Карл Вёрман:История искусства всех времён и народов
Ссылки на дружественные ресурcы:

Скандинавское искусство XVIII века
Датское искусство XVIII века

2 - Датская скульптура и живопись

Скульптура и живопись Дании в XVIII веке развиваются на базе королевской академии художеств. Хотя решающую роль на первых порах играют иностранные (в основном, французские) художников, со временем появляется ряд крупных национальных мастеров

Датские скульпторы XVIII века

В центре развития изобразительных искусств также и в Дании стояла вновь основанная академия художеств, которой, как повсюду, предшествовали частные академии. В 1753 г. она получила новые, просторные помещения, а в 1754 г. статуты. Ее первым директором был Эйгтвед. Но когда министр Бернсторф призвал из Франции в 1754 г. вместе с Жарденом также и скульптора Сали, этот последний занял сейчас же место Эйгтведа. Как скульптор, известную роль до того времени при датском дворе играл Карл Станлей (1703-1766), учившийся в Амстердаме и Лондоне. Им были выполнены рельефы в замке Христиансборг, им же - памятник королевы Луизы в королевском склепе в Рёскильде. Но уже в 1751 г. его обогнал вышеупомянутый француз Леклерк, исполнивший, кроме своих декоративных работ в различных датских королевских замках, памятник Фридриха IV и королевы Софии в Рёскильде. Когда впоследствии возникла мысль воздвигнуть Фридриху V конный памятник посреди Амалиенборгской площади, был снова приглашен француз, на этот раз, по рекомендации Бушардона, ученик Гильома Кусту Жак Франсуа Сали из Валансьена (1717-1776), составивший себе уже имя римским мраморным фавном, во французской академии, и (позже разрушенной) статуей Людовика XV, в его родном городе. Монография о нем написана Жуэном. Его конная статуя Фридриха V, отлитая в 1768 г. и поставленная в 1772 г., показывает, по сравнению с созданной Ламурё 80 годами ранее грубоватой, но не лишенной творческого полета конной статуей Христиана V на Новой Королевской площади, обусловленный временем переход от более напыщенных форм барокко к более простым формам французского классицизма. Царственный всадник изображен, как и на памятниках Людовика XIV работы Куазево и Жирардона, в древнеримской одежде. По своей сосредоточенной, сдержанной силе это - высокомастерское произведение.

Когда Сали в 1774 г. возвратился во Францию, его преемником в звании директора академии стал копенгагенский скульптор Иоганн Видевельт (1731-1802). Видевельт был провозвестником перехода к греческому классицизму в духе Винкельмана. Правда, и он учился еще своему искусству в Париже у Кусту. Но четыре года, проведенные затем в Риме с великим немецким археологом Винкельманом, покорили его вполне учению о "благородной простоте" древних греков. Однако его сил хватило лишь на то, чтобы стать предшественником Торвальдсена, хотя Эленшлегер (датский поэт-романтик (1779-1850). - Прим. перев.) и называл его датским Фидием. Для новой большой Фридриховской церкви он должен был исполнить 64 статуи и 46 рельефов. Его работы для Христиансборга погибли в 1794 г. В саду Фреденсборгского замка стоят многочисленные скульптуры, вышедшие из его мастерской. Его намеренно простая манера наглядно обнаруживается, например, в украшенном рельефами саркофаге поэта Гольберга в церкви Сорё. Характерна для этой манеры также аллегорическая фигура "Верности" у "колонны Свободы" (1792-1793) в Копенгагене. Наилучшее впечатление производят его надгробные монументы Христиана VI и Фридриха V в Рескильде. На памятнике Фридриха V славятся выразительные сидящие фигуры горюющих стран, Дании и Норвегии. Если в одеждах здесь кое-что еще напоминает грациозное искусство XVIII века, то общий характер этих скульптур показывает уже спокойное величие, к которому стремилось новое время.

Памятник Христиану V на новой площади Копенгагена

Памятник Христиану V на новой площади Копенгагена

Датская живопись в XVIII веке

В области изображений на плоскости к столпам преобразованной в 1754 г. академии художеств принадлежали нюрнбергский гравер на меди Иоганн Мартин Прейслер (1715-1797), лучшим произведением которого является большая, из двух досок гравюра, изображающая конный памятник Фридриха V работы Сали, и его соученик, нюрнбергский живописец и архитектор Карл Маркус Тушер (1705-1751), картина которого "Амур и Психея" (1748) в Копенгагенской галерее занимает переходную ступень к подражанию антику. Обстоятельное исследование об этих двух художниках сделано Лейтшугом. Затем на первый план выступил уже прирожденный копенгагенец, в своё время переоцененный, позже скорее недооцениваемый, Николай Абрагам Абильдгаард (1743-1809). Он был учеником Копенгагенской академии, но закончил свое образование в 1772-1777 гг. в Риме, где попал в эклектически ложноклассическое русло. Директором академии в Копенгагене он стал в 1789 г. Абильдгаард стремился еще сочетать микеланджеловские формы и свойства венецианского колорита с изучением антика. Это стремление показывает уже его первая картина, "Филоктет" Копенгагенской галереи. Лучшие его произведения для Христианборгского дворца, в которых прославлялся датский королевский дом, сгорели в 1794 г. Из более поздних картин Абильдгаарда, с которыми всего лучше можно познакомиться в Копенгагенской галерее, следует отметить "Оссиана" и сцены из комедии Гольберга. Самим собой он является больше всего в картинах из мира античных представлений, намеренный "галерейный тон" которых соединяется с намеренными формами.

Рис. 264 - Автопортрет Йенса Юэля в Копенгагенской академии художеств

Рис. 264 - Автопортрет Йенса Юэля в Копенгагенской академии художеств

За Абильдгаардом следует Йенс Юэль (1745-1809), ставший в 1795 г. директором академии. Первоначальное художественное образование он получил в Гамбурге, музей которого обладает свежо написанными портретами и ландшафтами его кисти, но в мастера развился он лишь в копенгагенской академии в Риме. Более удачные портреты Копенгагенской галереи и академии художеств принадлежат вообще к числу лучшие своего времени. Фамильные группы с небольшими фигурками, по существу настоящие жанры и ландшафты, Юэль писал так же правдиво, с простой наблюдательностью и той же, несколько жесткой, но свежей кистью, как и большие портреты. Утонченность, с которой он держался в границах вкуса своего народа и своего времени, возбуждает еще и теперь удивление.

Подробности об этих художниках и их менее значительных современниках можно найти в сочинениях Мюллера, Мадсена и фон Беена. Во всех областях искусства Дания подготовила в XVIII веке почву для самостоятельной дальнейшей работы, зрелые плоды которой пожал XIX век.